ВЫ ЗДЕСЬ: Журнал История Одного Хита АЛЬФА - ГУЛЯКА. 30 лет. ИСТОРИЯ ОДНОГО ХИТА.

АЛЬФА - ГУЛЯКА. 30 лет. ИСТОРИЯ ОДНОГО ХИТА.

sarych0История одного хита. В этом году исполняется 30 лет хиту всех дискотек середины 80-х, "Гуляка" на стихи Сергея Есенина, исполненной и сочиненной Сергеем Сарычевым и группой "Альфа". Слово журналисту Владимиру Марочкину:

У меня есть одна знакомая женщина-экстрасенс, которая якобы общается с духом Сергея Есенина. Она утверждает, что Сергею Есенину очень нравится песня «Гуляка», которую сочинил Сергей Сарычев. В 2013 году этой песне исполняется 30 лет.

Сергей Сарычев является одним из самых легендарных и в то же время одним из самых таинственных рок-музыкантов нашей страны. Несмотря на то, что 80-е годы его группа «Альфа» была в России невероятно популярна, а песни «Гуляка», «Я сделан из такого вещества», «Зеркало-река», «Цунами», «Театр», а также «круизовский» «Волчок» звучали, как говориться, буквально «из каждого утюга», о самом Сарычеве известно очень мало.

sarych1

Сергей Сарычев родился 26 апреля 1958 года в Волгограде. Еще в раннем детстве начал увлекаться музыкой - самоучкой научился играть на баяне и гитаре. Окончил детскую музыкальную школу по классу «баян», «фортепиано». Также учился в музыкальном училище по специальности «дирижер хора».

Свой первый самодеятельный ансамбль «Школьные годы» Сергей организовал в 9 классе. А уже в 15 лет он становится профессиональным музыкантом – устраивается на работу в ансамбль одного из ресторанов города Волжский. Некоторое время Сарычев работал в ВИА «Волгари» (Волгоградская филармония), затем - в ВИА «Шестеро молодых» (Саратовская филармония). В 1980 году он стал клавишником ВИА «Молодые голоса» (Тамбовская филармония), где оказался среди тех, кто превратил этот не очень известный ансамбль в популярнейшую рок-группу «Круиз».

В сентябре 1982 года Сарычев покинул «Круиз» и некоторое время проработал в составе «Машины времени». В феврале 1983 года он собрал собственный коллектив «Альфа» и тогда же записал первый магнитофонный альбом.

О том, как создавалась группа и как записывался альбом, ставший одним из главных хитов 1983 года, рассказывают организатор подпольных концертов Константин МЕЖИБОВСКИЙ и музыканты первого состава «Альфы» Владимир ХОЛСТИНИН и Виталий ДУБИНИН.

«Однажды приезжает ко мне Серега Сафонов, барабанщик «Рубиновой Атаки»,- вспоминает Константин Межибовский, - и говорит: «Знаешь, тут такая история: группа «Круиз» разошлась. Вернее, ушел Сарычев, а он – офигенный музыкант! Поедем и поговорим с ним!»

Приехали к Сарычеву. «У меня есть материал», — говорит он.

«А я могу собрать музыкантов!» — говорит Серега Сафонов.

А я говорю, что у меня есть все для того, чтобы начать делать концерты.

Вот так родилась группа «Альфа».

Через Юру Троценко, зам.директора ДК института Курчатова, была получена литовка в Ворошиловском райкоме, в отделе культуры. Помогал нам некий Леня Иоффе, он ходил с бородкой, которая делала его похожим на Ленина, в 90-х годах Леня засветился на телевидении с эротическими программами. Он и поставил литовку. Все было утверждено: и Есенин, и Андрей Лукьянов, который написал тексты для остальных песен.

А незадолго до этого в нашу компанию попал Сергей Мусин, бывший техник «Машины времени», заведовавший тогда аппаратурой в МИДе, где у него был настоящий «Динаккорд». Я сразу же озвучил Мусину предложения Сарычева и Сафонова, и он решил, что новая группа может приступить к репетициям в доме культуры Министерства иностранных дел».

Пока их было только двое – Сарычев и Сафонов. Но вскоре в составе «Альфы» появились гитарист Владимир Холстинин и басист Виталий Дубинин. Случилось это так…

После того, «Волшебные Сумерки» окончательно развалились, Володя Холстинин стал искать себе работу. Он начал звонить друзьям и спрашивать: «Вам гитарист не нужен?»

Люди на это обычно отвечали цитатой из фильма «Новые приключения неуловимых»: «Был нужен, да уже взяли».

«Может, и я на что сгожусь?» - отзывался Володя условленной фразой.

На что друзья участливо советовали: «Позвони Варшавскому…», или «Позвони Ситковецкому…», или даже «Позвони Векштейну… Может, и сгодишься».

В январе 1983 года Володя дозвонился до бывшего барабанщика группы «Машина Времени» Сергея Кавагоэ, который вместе со своим приятелем Евгением Маргулисом тогда пытался воссоздать группу «Наутилус».

- Да, нам нужен гитарист, - сказал Сергей Кавагоэ и тут же объяснил, как проехать к ним на репетиционную базу.

О том, чтобы поиграть с музыкантами из легендарной «Машины Времени», Володя не смел даже и мечтать, и был в восторге от внимания, которое к нему проявили бывшие «машинисты», но ему хотелось играть не блюзы, которыми был славен столичный «Наутилус», а более современную и радикальную музыку. После трех репетиций Холстинин покинул «Наутилус».

А в начале февраля Холстинину позвонил Сергей Сарычев:

- Говорят, ты работу ищешь? Ребята из «Наутилуса» дали тебе хорошую рекомендацию, сказали, что гитарист ты неплохой, но им не подошел, потому что у них все песни в мажоре, а ты любишь играть в миноре...

Холстинин скептически отнесся к предложению Сарычева войти в состав его группы и вместо себя послал на прослушивание друга-гитариста. Вечером Сарычев перезвонил Володе:

- Ты больше никого вместо себя не присылай. Ты сам завтра приезжай!

На следующее утро Володя отправился на Смоленку, где в здании МИДа Сарычев нашел себе уголок для репетиций.

Рассказывает Володя Холстинин: «Я приехал немножко с бодуна. Всю ночь мы не спали, куролесили по-молодости, а еще перед тем, как подняться в аудиторию, где меня ждал Сарычев, я выпил стакан холодного шампанского. Там в гастрономе на «Смоленской» тогда продавали шампанское в розлив, недорого. Я подумал, что если я не приму стакан, то просто не дойду до репетиционной базы. Еле-еле я доплелся туда со своей гитарой, да еще наддал шампанского для храбрости, ну, и вид у меня, когда я вошел в аудиторию, наверное, был неважнецкий…

Но только я увидел Сарычева, как почувствовал его харизму. Он начал играть на клавишах, и я подумал, что свалял дурака: надо было как следует выспаться, приготовиться, чтобы показать себя с лучшей стороны. Потому что вот если сейчас меня не возьмут… А парень-то, по-моему, то, что надо. Он уже тогда исполнял свои песенки. И я с остервенением начал играть на гитаре, потому что тяжелое у меня было положение: я еще не до конца протрезвел да еще всю ночь не спал. Но Сарычев сказал, что он меня берет.

Потом Сарычев спросил, нет ли у меня хорошего басиста? Я говорю: «У меня есть Виталик Дубинин». Позвонил Виталику. Он пришел на следующий день – и его тут же взяли. А он еще и поет хорошо...»

В тот же вечер Сарычев объявил своим соратникам о том, какие задачи стоят перед ними: они должны сделать все так, как положено в настоящем шоу-бизнесе, то есть сначала записать альбом с новыми песнями, который надо будет отдать так называемым «подпольным писателям», чтобы они распространили его по всей стране. Только после этого можно будет идти устраиваться на работу в филармонию, потому что если альбом будет иметь успех, то на концертах группы, куда бы она ни приехала с гастролями, обязательно будут аншлаги.

sarych2

Когда песни были разучены, Сарычев привез на репетиционную базу в ДК МИДа полупрофессиональный магнитофон «Ревокс», «пи-веевские» пульт и микрофоны. Музыканты играли «живьем» все песни от начала до конца; если кто-то ошибался, то приходилось все начинать сначала. Когда работа над альбомом была завершена, Сарычев отнес катушку с записью Виктору Алисову, одному из представителей тайного союза так называемых подпольных писателей.

Фирма «Мелодия», которая в советской стране была монополистом в области грамзаписи, не баловала любителей музыки новинками зарубежной рок-музыки. Поставки западных пластинок в советские магазины были практически невозможны. А все потому, что многие профессиональные композиторы, члены Союза композиторов СССР, справедливо опасались, что их собственные опусы не смогут составить конкуренцию всяким «дееп-пурплеям» и «ака-дакам». Но советские люди тянулись к новым знаниям и к новой музыке, и поскольку спрос существовал, то нашлись люди, которые были готовы удовлетворить музыкальную жажду. Во многих городах Советского Союза работали студии звукозаписи, где за небольшие деньги можно было переписать на магнитофонную ленту пластинки любимых зарубежных рок-исполнителей. Новые диски появлялись у нас в стране с завидной оперативностью. Подчас проходило не более десяти дней с момента выхода в США или Великобритании новой пластинки, как ее уже можно было записать в студиях звукозаписи. Если же такой студии поблизости не оказывалось, то записи можно было получить по почте наложенным платежом. Так или иначе, но музыка находила своего слушателя. В 1983 году лидерами неформальных хит-парадов стали альбомы «Thriller» Майкла Джексона и «Pyromania» группы «Def Leppard».

Сначала владельцы студий звукозаписи тиражировали только Запад, но когда выяснилось, что записи российских исполнителей пользуются не меньшим успехом, они начали выискивать все, что записывается у нас. Наиболее продвинутые владельцы студий стали закупать звукозаписывающую аппаратуру, пульты и микрофоны и делать записи сами. Рок-группы и отдельные музыканты получили возможность записать альбом, который по времени звучания равнялся пластинке, то есть 35-40 минут, и затем тиражировался на магнитофонной ленте. Почта в те времена работала оперативно: едва выходил новый альбом, как через две недели вся страна имела новую запись.

Вообще-то работа по тиражированию записей отечественных рок-групп требовала определенной конспирации, поэтому «подпольные писатели» разработали только им одним понятные знаки и пароли. В итоге они создали настолько большую сеть распространения магнитоальбомов, что правоохранительным органам уже не хватало сил ее отслеживать.

Вот в такую подпольную сеть и передал Сергей Сарычев свой первый сольный альбом, который в народе получил название «Расклейщик афиш» - по заглавной песне.

Песни Сарычева были веселыми и заводными, но с чуть заметной грустинкой; до боли знакомыми и родными, но пришедшими будто из далекой Волшебной страны, где все не так, где все иначе; они казались очень простыми, однако далеко не каждый отваживался подпеть вокалисту, и за праздничным столом слово обычно давали магнитофону - а записи «Альфы» были почти в каждом доме. Если бы у нас в стране тогда проходили конкурсы типа «Грэмми», то многие любители рока назвали бы дебютный альбом «Альфы» лучшим альбомом 1983 года. Однако чиновники были другого мнения, и после прослушивания в Росконцерте «Альфе» было разрешено работать только номером, то есть исполнять две-три песни в сборной программе. Сарычев в гневе отказался от такого унизительного предложения, и самая популярная группа 1983 года осталась без работы.

Рассказывает Виталий Дубинин: «Сарычев не шел ни на какие компромиссы, потому что когда ты работаешь номером, ты получаешь одну ставку, а если отделением – то две. Когда у нас не получилось устроиться на работу ни в Росконцерт, ни в какую другую филармонию, Сарычев объявил: «Ребята, делайте что хотите!» В итоге мы с барабанщиком ушли, а Холстинин остался и собрал новый состав. Но Володя работал на дискотеке, и ему было все равно, что делать, а я был в несколько другой весовой категории, у меня уже была семья, у меня как раз ребенок родился, и мне нужно было где-то зарабатывать деньги».

Первый состав «Альфы» прекратил свое существование, но песни из альбомы «Расклейщик афиш» популярны до сих пор… (c)

Добавить комментарий

ВНИМАНИЕ! Каждый комментарий проходит премодерацию!
Аватар выводится в комментариях при помощи сервиса Gravatar.

НАШИ ДРУЗЬЯ